Воскресенье, 07.06.2020, 11:50

| RSS







  
 
Навигация

Категории каталога
Аирсофт снаряжение и вооружение [14]
Обзоры и описания страйкбольного вооружения и снаряжения
"Процес" страйкбола [10]
Статьи про технические вопросы страйкбола, и сам процес игры
Реальная история [26]
Истории реальных войн, стран, подразделений итд.

Быстрый вход
Логин:
Пароль:

Поиск

Друзья сайта
ФотоМир.
Мини чат:

Каталог статей
Главная » Статьи » » Реальная история[ Добавить статью ]

Фолклендский конфликт
Тема: Фолклендский конфликт

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Истоки Англо-Аргентинского конфликта

2. Фолклендский кризис в международно-правовом аспекте

3. Уроки Фолклендской войны

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

3 апреля 1982 г. премьер-министр Великобритании М.Тэтчер объявила в Палате общин, что накануне аргентинские вооруженных силы атаковали Фолклендские острова и установили над ними военный контроль. Так начался вооруженный конфликт между Вликобританией и Аргентиной, именуемый фолклендской войной. Фолклендские (Мальвинские) острова расположены в Южной Атлантике в 6ОО км от побережья Аргентины и 12 тысячах километрах от Великобритании. Архипелаг включает в себя два крупных острова - Восточный Фолкленд (Соледад) - 6,3 тыс.кв.им, Западный Фолкленд (Гран-Мальвина) - 6,7 тыс.кв.км и около 200 мелких . Население составляло до начала конфликта приблизительно 1800 человек и сформировалось главным образом в результате смешения шотланцев, англичан, аргентинцев, французов, голландцев и др. Официальный язык - английский. Административный центр - Порт-Стэнли. Острова Западный Фолкленд (Соледад) и Восточный Фолкленд (Гран-Мальвина) разделены узким проливом, их береговая линяя сильно изрезана. Самая высшая точка - 706 м над уровнем моря - , гора Адам на Западном Фолкленде. Влияние Антарктиды и океана определили их влажный холодный климат с сильными ветрами и туманами. На архипелаге отсутствуют леса, преобладают вересковые луга и торфяные болота. Животный мир на самих островах сравнительно небогат, зато очень разнообразна фауна прибрежной морской полосы. Здесь очень много морской птицы, тюленей, рыбы. Огромны запасы морского рачка-криля. Предполагается, что на континентальном шельфе имеются крупные месторождения нефти и газа, превосходящие нефтяные запасы Северного моря. Велико стратегическое значение островов, которые расположены на морских путях, связывающих Южную Атлантику с Тихим океаном. Основное занятие местного населения - овцеводство. Овец на архипелаге свыше 600 тысяч, разводят их на больших фермах. Крупнейшим собственником пастбищ является английская компания "Фолкленд айлендскомпани", действующая на островах с 1816 г. Этот небольшой клочок земли в южной Атлантике и стал причиной войны между Англией и Аргентиной в результате длительного спора о принадлежности Фолклендов.

1. Истоки Англо-Аргентинского конфликта

Согласно аргентинским источникам, острова были открыты в 1620 г., испанским мореходом Эстебаном Гомесом, капитаном "Сан-Антонио", самого крупного корабля испанской, флотилии Ф.Магеллана. По другой версий острова были открыты в 1639 г. во время экспедиции испанца А.де Комарго, повторившего путешествие Магеллана, когда он огибал Южную Америку с Востока. Великобритания считает, что архипелаг был открыт английским мореплавателем Джоном Дэвисом - капитаном корабля "Желание" из экспедиции Т.Кавендиша, судно которого во время бури потеряло связь с флотилией и подошло к островам . Английский пират Ричард Хоукинс в 1694 г. сделал описание северного побережья архипелага. Однако англичане на островах не высаживались. Первая серьезная попытка исследовать архипелаг была предпринята голландским мореплавателем. Себальдом Веертом. Острова были названы Себальдинскими и нанесены на географические карты . В январе 1760 г. английский корабль "Уэлфер" под командованием Джона Стронга открыл пролив, разделявший западный и восточный острова, назвав его именем лорда Фолкденда, казначея британского флота. Несколько позднее весь архипелаг получил название Фолклендские острова. В ХУШ в. в район островов зачастили мореплаватели из Франции, отправлявшиеся к архипелагу из порта Сен-Мало, что и дало основание назвать архипелаг - Мальвинским. Это название официально используется в Аргентине и других латиноамериканских страдах. В 1764 г. ни Мальвинских островах высадилась французская экспедиция, возглавляемая известным мореплавателем Луи Антуаном де Бугенвилем. Он основал на восточном побережье острова Соледад постоянное поселение Порт-Сен-Луи. Здесь состоялось официальное провозглашение островов собственностью Франции . Однако Великобритания, осуществлявшая колониальную экспансию во всем мире, попыталась вытеснить Францию с архипелага. С этой целью в 1765 г. английский мореплаватель Джон Байрон высадил вооруженный отряд на Восточном Фолкленде, основал форт Порт-Эгмонт и провозгласил острова собственностью британской короны. В 1766 г. новая английская экспедиция построила в Порт-Эгмонте ряд фортификационных укреплений. Испания в свою очередь заявила о принадлежности островов ей. Франция, занятая в тот период в Семилетней войне с Англией и Германией, уступила архипелаг Мадриду за 25 тыс. фунтов стерлингов. Как объяснил французский министр испанскому послу в Париже, "главная - цель французского правительства заключилась лишь в том, чтобы острова не были захвачены англичанами" . Однако англичане продолжали оставаться на островах. В 1770 г. губернатор Буэнос-Айреса направил в Порт-Эгмонт экспедицию во главе с Ф.Рубалькавой. Англичане не заявили о своем отказе оставить архипелаг. Тогда из.Буэнос-Айреса была направлена военная эскадра Х.И. де Мадарриаги, которая заставила английский гарнизон под командованием капитана У.Мэлтби покинуть Порт-Эгмонт. Отношения между Испанией и Англией обострились настолько, что назревал вооруженный конфликт. Были проведены переговоры , и Испания согласилась вернуть Великобритании Порт-Эгмонт при условии отказа Лондона от суверенитета над архипелагом. Но англичане вывели из Порт-Эгмонта в 1774 г. свой гарнизон, объявив, что считают острова собственностью Великобритании. В последующие годы на Мальвинские (Фолклендские) острова, объявленные составной частью вице-королевотва Рио-де-ла-Плата, начали прибывать переселенцы из Испании и Южной Америки, которые занимались рыбной ловлей и охотой на китов и морского зверя. В начале XIX в. Великобритания попыталась захватить всю территорию Ла-Платы. Однако вооруженная интервенция англичан встретила героическое сопротивление местного населения. В борьбе против англичан и испанских колонизаторов сформировалась аргентинская нация. 25 мая 1810 г. в результате единодушного выступления населения Буэнос-Айреса была свергнута власть испанского вице-короля и создано первое местное правительство - Правительственная хунта. Развернулась упорная борьба против испанского колониального господства В 1816 г. Объединенные провинции Ла-Платы провозгласили свою независимость от Испании, в 1626 г. была принята конституция, учредившая Аргентинскую республику. Мальвинские (Фолклендские) и все другие испанские острова в зоне континентального шельфа были включены в состав республики. В ноябре 1820 г. аргентинский фрегат "Эроина" под командованием капитана Дэвида Джуитта прибыл на Мальвинские острова и там был поднят флаг Аргентинской республики. В 1829 г. аргентинское правительство приняло декрет, согласно которому лишало Испанию всех прав на ее бывшие колониальные владения. В декрете сообщалось о создании военной и политической администрации. Первым губернатором Мальвинских островов стал аргентинский коммерсант французского происхождения Луи Вернет. Согласно декрету, в его функции входил контроль за соблюдением законов республики и порядка охоты и рыбной ловли. В эти годи началось заселение архипелага переселенцами с континента. В тот же период произошел серьезный конфликт между США В Аргентиной, В августе 1831 г. у берегов острова Соледад были задержаны три американских китобойных судна - "Брейкуотер", "Харрист" и "Суперьор", которые вели незаконный лов рыбы. На американские корабля был наложен арест. На шхуне "Харриет" Л.Вернет отплыл в Буэнос-Айрес для того, чтобы проинформировать о случившемся инциденте правительство республики. Однако в столице капитан судна Хилберто Девисон вступил в контакт с консулом США Слэсимом и изложил свою версию о якобы имевшем место произволе губернатора. К архипелагу по приказанию командующего ВС США в Южной Атлантике был направлен корвет "Левийгтон", стоявший на якоре в Рио-де-Жанейро. Высаженный на острова американский военный десант разрушил Порт-Луи и изгнал оттуда губернатора и других аргентинских поселенцев. После этого американский капитан Дункан официально объявил Фолклендские (Мальвинские) острова свободной территорией. Таким образом, был нарушен суверенитет Аргентины над островами. Аргентинский историк Эрнесто Фитте писал, что действия США "входили в план стран "Священного Союза", стремившихся вернуть свои бывшие колониальные владения ... Дипломатия США отождествляла себя с этими устремлениями и способствовала оккупации островов англичанами. В ноте посла Аргентины в Вашингтоне государственному секретарю США 2З сентября 1834 г. отмечалось, что "налет Дункана не только представлял собой неспровоцированное нападение, на дружественную нацию, в то время безоружную и сравнительно слабую, но явился также ... причиной европейского завоевания в Америке, оправданного дипломатическим представителем Соединенных Штатов в ноте, которую он вручил правительству Аргентина 10 июля 1832 г." Действиями США воспользовались англичане. В декабре 1832 г. Лондон, несмотря на договор 1825 г. "О дружбе и торговле", направил Аргентине ноту, в которой указывал на принадлежность архипелага британской короне, а в 1832 г,. по приказу командующего английскими морскими силами в Южной Атлантике к архипелагу был отправлен английский корвет "Клио" под командованием капитана Онелоу. 3 января 1833 г. английский военный корабль вошел в Пуэрто-Соледад и высадил десант. Англичане изгнали из Соледада военного и гражданского губернатора Х.М.Минедо и остававшихся там аргентинских поселенцев. Аргентинское правительство заявило решительный протест по поводу захвата островов, 16 января министр иностранных дел Аргентины Мануэль Висенте Маса направил ноту английскому правительству, в которой отстаивал суверенитет Аргентины над островами на том основании, что его страна является законным правопреемником владений испанской короны . Одновременно Аргентина поставила в известность другиелатиноамериканские республики о противозаконных действиях Англии, которые осудили колониалистскую политику Лондона. В частности, Боливия выразила резкий протест по поводу оккупации Мальвинских (Фолклендских) островов и призвала к восстановлению там аргентинского суверенитета. Однако Великобритания, пользуясь поддержкой Вашингтона, игнорировала эти требования. При этом она воспользовалась и сложным внутриполитическим положением в Аргентине. В республике шла упорная борьба между унитариями, выступавшими за создание сильного централизованного государства, и федералистами, отстаивавшими принципы федеративного государственного устройства, но выражавшими на деле интересы помещиков- скотоводов и реакционного духовенства, стремившихся сохранить провинциальную обособленность и феодально-патриархальные порядки. Это противоборство, закончившееся установлением в марте 1829 г диктатуры Х.Росаса, ослабило страну, которая не смогла оказать дожного сопротивления англичанам. Кроме того, силы страны были истощены в результате войны с Бразилией (1825- 1828) и междуусобной борьбы в провинциях. Однако возмущение аргентинцев агрессивными действиями Великобритании было велико. В августе 1833 г. аргентинец Риверо о небольшим отрядом начал борьбу против захватчиков, но спустя шесть месяцев отряд был разгромлен, а сам Риверо брошен в тюрьму. Аргентина никогда не признавала территориальных прав, Великобритании на архипелаг и в течение полутора веков добивалась восстановления своего суверенитета. Предпринятую ею 2 апреля 1982 г. высадку войск на островах она сочла закономерным актом восстановления национального суверенитета над исконно принадлежащей ей с юридической, исторической и географической точки зрения территорией.

2. Фолклендский кризис в международно-правовом аспекте

Для того, чтобы оценить события 1982 г. в Южной Атлантике, необходимо обратиться к истории, рассмотреть долгий период дипломатических переговоров между Аргентиной и Великобританией по проблеме Фолклендских островов, Восстановление национального суверенитета над архипелагом всегда было одной из первостепенных задач аргентинской дипломатии. Однако ни ноты, ни протесты аргентинского МИДа долгое время не приводили ни к каким результатам. Положение начало меняться сначала 60-х годов, когда подъем национально-освободительного движения нанес удар колониальной системе империализма. Аргентинская дипломатия получила межународно-правовое обоснование своей позиции - резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН № 1514 от 14 декабря 1960 г. о ликвидации колониализма. Вынося спор о Фолклендских островах на рассмотрение высшего международного форума, Аргентина получила поддержку "Комитета 24-х" , наблюдавшего за процессом деколонизации. 4 января 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла резолюцию №2066, призвавшую правительства Англии и Аргентины вступить в переговоры для поисков мирного решения проблемы в соответствии с Уставом ООН, резолюцией 1514 и с учетом интересов населения островов. Показательно, что во всех документах ООН говорится о необходимости учета интересов населения островов, имеющего британское происхождение, однако, ни в одном из них нет упоминания о его праве на самоопределение. Юридическая оценка Фолклендского кризиса состоит в выяснении вопроса о правомерности поведения Англии, США и Аргентины во время кризиса и об обоснованности их позиций в споре. Всякий международный спор имеет две стороны: фактическую и оценочную. Последняя, в свою очередь, может быть политической и юридической, точнее международно-правовой. Это означает, что спор подлежит оценке с позиций Устава ООН, международного права. Спор между Аргентиной и Англией из-за принадлежности Мальвинских (Фолклендских) островов не является исключением. Спор между двумя странами продолжается уже более ста пятидесяти лет. Аргентина никогда не признавала суверенитета Британии над островами. В апреле 1982 г. спор перерос в вооруженный конфликт. Британская позиция, нашедшая отражение в материалах Совета Безопасности ООН, исходит из концепции первооткрытия, хотя факт открытия островов англичанами документально не доказан. Указывается также на то, что население на островах британское и что силовой метод приобретения территорий, считавшийся меядународно правомерным до второй мировой войны, не является правомерным сегодня. Отсюда делается попытки объявить агрессором Аргентину, поскольку вводом своих вооруженных сил на острова она нарушила принцип неприменения силы. В 1982 г. первой вооруженную силу применила Аргентина, но факт агрессии Англии бесспорен: именно она в свое время вытесняла с острова Аргентину вооруженным путем. Напав повторно 1982 г. на острова, стремясь вооруженной силой при помощи США удержать их за собой, Англия совершила акт агрессии. Согласно общепризнанному определению агрессии, принятому Генеральной Ассамблеей ООП в 1974 г., действия Англии могут быть квалифицированы как акт самой настоящей агрессии, т.е. международного преступления. После ввода своих войск Аргентина выразила согласие вести переговоры в рамках и под эгидой ООН. Англия же категорически не приняла этих условий, отправила против аргентинцев современный военный Флот и сознательно спровоцировала эскалацию военных действий. Как великая держава и постоянный член Совета Безопасности Англия могла бы при желании не прибегать к агрессии и кровопролитию, а возобновить переговоры. США, в свою очередь, могли бы посоветовать Англии вести переговоры, а не толкать ее на агрессию и кровопролитие. Но США предпочли игнорировать это, ссылаясь на факт ввода Аргентиной своих войск на острова. Это подтверждается позицией США после Фолклендского кризиса, их стремлением демонстрировать свою благожелательную настроенность по отношению к Аргентине. На заседании Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1982 г. они проголосовали за резолюцию, призывающую стороны к переговорам. Острота и глубина фолклендского кризиса усугубляется спором Англии и Аргентины вокруг вопроса о правах на Антарктические территории. Англия и. Аргентина ведут между собой борьбу за обладание сектором в Антарктике. Теоретически считается, что границами сектора являются южное побережье Фолклендских островов и два боковые меридиана, сходящиеся в точке Южного полюса. Страна, располагающая суверенитетом на Мальвинские (Фолклендские) острова, автоматически приобретает и суверенитет на территориальный сектор в Антарктике. Важнейшим условием успешного и справедливого решения англо-аргентинского спора из-за Фолклендских островов является также возможность установления так называемой критической даты, после которой любые действия сторон в отношении островов но могут повлиять на их позиции, в споре. Например, никакие действия Англии по укреплений ее позиций на островах не будут иметь никакого юридического значения, если согласно этой критической дате права на острова уже приобрела Аргентина. При этом, как всегда в подобных случаях, возникает вопрос и о применимом праве. Речь идет о том, какие юридические нормы должны быть применимы для того, чтоб определить принадлежность Мальвинских (Фолклендских) островов; нормы действовавшего в прошлом международного права, или нормы современного международного права, а также государственные законы, международные и внутренние обычаи. Существует точка зрения, что Мальвинские (Фолклендские) острова принадлежат Аргентине в силу принципа деколонизации, одного из основных принципов современного международного права, утвержденного Уставом ООН и ее последующими решениями. Эта точка зрения как бы отбрасывает сложный и запутанный аргумент об изначальной принадлежности островов, менявших хозяев и претендентов, и решает дело, исходя из современных норм международного права, запрещающих колониализм и требущих ликвидации всех колоний. Однако слабость данной позиции в том, что непринадлежность островов Англии (в силу запрета иметь колониальные владения), еще не означает автоматической принадлежности их Аргентине и может привести к различным вариантам решения вопроса об их самостоятельном существовании. Поэтому выдвигается другая посылка, не только отрицающая права Англии, но и специально утверждающая суверенитет Аргентины над островами. Суть этой точки зрения состоит в том, что Мальвинские (Фолклендские) острова принадлежат Аргентине не в силу принципа деколонизации, а на основе международного правопреемства, т.е. перехода прав и обязанностей, а также ответственности от государства- предшественника к государству-преемнику. В данном случае имеется в виду переход суверенных прав на острова от Испании, владевшей ими, к вновь созданному государству-преемнику Аргентине ( Соединенным провинциям Ла-Платы ). При территориальных спорах двух государств действует принцип uti possidetis ("владей, чем уже владеешь"), призванный упорядочить и облегчить решение спора. Этот принцип берет начало со времен римского права. Известно, что впервые в мире он был положен в основу размежевания государственных границ именно стран Латинской. Америки, добившихся независимости от Испании. Это значило, что государственные границы вновь рожденных республик должны были быть установлены в соответствии с административно - -территориальными границами испанских провинций. Принцип uti possidetis был закреплен в ряде конституций латиноамериканских стран, а также договорах между ними. Однако практика реализации этого принципа показала, что нередко тактические административно-территориальные границы испанских провинции в Латинской Америке не совпадали с теми, что были установлены в соответствующих документах. Поэтому, принцип "владей, чем владеешь" мог быть истолкован двояко в зависимости от того, что считать - "владение" фактическое, не совпадавшее с юридическим, или юридическое, не совпадавшее с фактическим. Так возникло два принципа uti possidetis: uti роssidetis de facto и uti possidetis de jure . Латиноамериканские государства уже решали свои территориальные споры на той либо другой основе в зависимости от степени остроты спора, заинтересованности сторон я достижимости компромисса. В случае с Фолклендами аргентинская сторона считает, что она имеет право на uti possidetis de jure, в соответствии с которым Аргентина, как правопреемник Испании, должна владеть островами согласно существовавшему в то время официально закрепленному в документах административно-территориальному размежеванию, хотя острова и находились фактически под иностранным (английским) суверенитетом. В действительности же при определении статуса Мальвинских (Фолклендских) островов следует руководствоваться обоими принципами: и принципом деколонизаций, и принципом uti possidetis. Согласно первому Англия обязана освободить острова. Согласно второму острова должны быть заняты Аргентиной. Следовательно, и в силу принципа деколонизаций, и в силу принципа uti possidetis Англия обязана освободить Мальвинские (Фолклендские) острова. Однако острота политического и военного кризиса из-за островов, заинтересованность всего международного сообщества в мирном разрешения спора и в предотвращении возможности использования островов в военно-агрессивных и блоковых целях предопределяют необходимость компромиссного решения вопроса. В связи с этим следует остановиться на позиций США ,которые с самого начала конфликта стали на путь политической и военной поддержки колониальных амбиций Англии, своего главного партнера по НАТО, отказавшись тем самым от реализации на деле принципов "межамериканской солидарности". Пакт Рио-де-Жанейро оказался в состоянии паралича. Всему миру стала ясной эфемерность заявлений о таких целях Пакта Рио, как "межамериканская солидарность" и борьба против "внеконтинентальной угрозы" и "агрессии". Юридически приоритет, безусловно, должен был быть на стороне Пакта Рио. Это определяется следующими соображениями: хронологически Пакт Рио был заключен раньше (1947), чем Североатлантический пакт (1949); количество государств, подписавших Пакт Рио, значительно превосходит число государств, участвующих в Североатлантическом пакте; территориально Аргентина, как и вся Латинская Америка, расположена к США намного ближе, чем Англия. Пакт Рио был создан специально для решения региональных межамериканских проблем, в то время, как Североатлантический пакт охватывает совсем другой регион - Северную Атлантику и Европу. Общественное мнение не только латиноамериканских народов, социалистических государств и стран - участников, движения неприсоединения, но всего прогрессивного мира о самого начала конфликта находилось на стороне развивающейся страны - Аргентины; неукоснительно действовал принцип деколонизации, один из ведущих принципов современного международного права .поддержанный ООН. Во всех ее резолюциях фактически оказывалась поддержка Аргентине и фиксировалось определенное негативное отношение к политике Англии. Наконец, на протяжении длительного времени Вашингтон в своей дипломатической игре давал понять Аргентине, что его симпатии на ее стороне, и в случае внеконтинентальной агрессии или ее угрозы, агрессии будет дан отпор. На деле же этого не произошло. Теперь и Англия, и США рассчитывают создать на островах свою военно-стратегическую базу, использовать нефтяные богатства континентального шельфа. Поддержка Англии Вашингтоном справедливо расценивается латиноамериканской общественностью как предательство и Аргентины, и обязательств "межамериканской солидарности" перед лицом реальной, а не мнимой "внеконтинентальной угрозы". Вашингтон предпочел столкнуть стороны в военном конфликте. Развивающимся странам этот конфликт дал еще одно убедительное свидетельство того, как коварно действует империализм США, не колеблясь вставших на путь предательства интересов латиноамериканской страны, вопреки договорным обязательствам, и Англии, цепляющейся за колониальное право (да еще в споре с развивающейся страной!) ради удержания своих позиций, вплоть до кровопролитной войны. США явились прямым союзником военно-агрессивных действий Англии и нарушения ею принципа деколонизации. Вторжение английских войск, посылка атомной армады создали угрозу миру и международной безопасности. С целью демократического решения вопрос о конфликте из-за Мальвинских (Фолклендских) островов мог бы быть вынесен в ООН. С политической позиции можно понять действия аргентинских властей, у которых могло истощиться терпение, поскольку в течение 17 последних лет английская сторона на дипломатических переговорах, вопреки целям деколонизации, провозглашенным ООН, вопреки рекомендациям ее резолюций.

3. Уроки Фолклендской войны

"Строить империю - это тяжелая работа. Разбирать ее - даже более трудная задача. Возиться с ее последними осколками - дело почти невозможное. Британцы создали громадную империю (мало учась на ошибках, которые они совершали), и им удалось вновь собрать воедино большинство кусков более успешно, чем другие..." писал еженедельник "Экономист" в марте 1977 года, под "осколками" имея в виду Фолкленды, Гонконг, Гибралтар, Белиз и некоторые другиe мелкие, преимущественно островные, государства. Мы не случайно обратились к 1977 году, ибо именно тогда Лондон согласился на то, что сам же решительно отверг спустя пять лет, а именно - обсудить с Аргентиной вопрос о суверенитете Фолклендских островов. В феврале 1977 года английкий министр по иностранным делам и делам Содружества Роуленд совершал челночные поездки между Буэнос-Айресом и островами. Правда, окончательное решение ставилось в зависимость от волеизъявления населявших архипелаг двух тысяч лиц английского происхождения, мнение которых нетрудно было предсказать, и, следовательно, Лондон особенно не рисковал. Но в данном случае важен принципиальный юридический подход: Англия выразила готовность обсуждать вопрос о суверенитете. Другое дело, что Лондон в действительности не собирался отказываться от владения островами. Англия многие годы саботировала резолюцию ООН 1965 года о деколонизации Мальвинских островов. Еще до Роуленда их посетила британская делегация во главе с лордом Шелтоном для проведения обследования экономического сложения островов. Доклад по результатам обследования содержал ряд любопытных выводов. Высказывался благоприятный прогноз относительно нефтедобычи на шельфе. Но главное богатство островов - это криль, годовой улов которого был равен по содержанию протеина всему мировому улову рыбы. Предлагался конкретный план переработки водорослей в химикаты, которые могли бы принести Англии значительную валютную выручку. В докладе содержался и намек - лишь намек - на равное обстоятельство, обусловливавшее ценность островов, - их стратегическое значение не только для Англии, но и для США: в докладе указывалось на необходимость расширения аэродрома, с тем чтобы его взлетно-посадочная полоса могла принимать тяжелые самолеты. Острова приобретали большое значение в связи с разрабатывавшимися в Вашингтоне и Лондоне планами создания в Южной Атлантике нового военного блока (своего рода филиала НАТО) с участием Чили, Аргентины, ЮАР. Независимо от судьбы этого проекта острова представляли несомненную стратегическую ценность для контроля над Южной Атлантикой. Один и помощников президента США генерал Дэниел Грэм заявил в 1980 году в Буэнос- Айресе, что президент США Рейган приветствовал бы договор, подобный НАТО, связывающий страны Южной Америки с Южной Африкой. Упомянутые факторы, особенно последний (а вовсе не пожелания двух тысяч фолклендцев, которые, кстати, даже не считались полноправными британскими гражданами), и определили линию поведения Лондона в дальнейшем. Но идея была, несомненно, не только американской, а совместной, хотя некоторые английские официальные деятели явно скромничали, заявляя, будто у Англии нет более особых интересов в Южной Атлантике (имеется в виду - после аннулирования Саймонстаунского соглашения с ЮАР в 1974 г.) Разумеется, все это преподносилось в плане необходимости борьбы против тогдашней "советской угрозы". Так или иначе, суть рассуждений ясна: даже если бы не было повода для прямого военного вмешательства, его стоило бы создать ради того, чтобы увеличить военное присутствие в Южной Атлантике. Впрочем, у Лондона были собственные причины для того, чтобы не допускать попыток оспорить его суверенитет над островами: на берегах Темзы хотели продемонстрировать всему миру, и прежде всего третьему миру, что Англию рано списывать со счетов. Публикация в "Санди таймс" от 22 марта 1987 г. содержала прозрачный намек на то, что вторжение аргентинских вооруженных сил на Фолкленды готовилось по крайней мере на протяжении шести месяцев, о нем было известно британской разведке и оно никак не могло явиться неожиданностью. Другое дело - возможно, Лондону требовалось нечто похожее на Перл-Харбор для того, чтобы потом с видом невинной жертвы преподнести "урок" - и "урок" не только Аргентине... В 1954 году британский генштаб проявлял большую трезвость, чем 30 лет спустя. Адмиралтейство, реалистически оценивая соотношение затрат на оборону островов и их ценность, предлагало покинуть Фолкленды и предоставить аргентинцам свободу действий. Не обошлось без курьеза. Во время заседания кабинета лорд Тунисский, отвечавший за "координацию обороны", передал первому лорду адмиралтейства Джеймсу Томасу карту Атлантики с приколотой запиской, в которой просил показать место, где расположены злосчастные Фолклендские острова. Первый лорд, не колеблясь, обвел на карте район, как оказалось, удаленный от Фолклендов на несколько тысяч миль. Вернемся к событиям 1982 года. Требовалось время, чтобы армада кораблей покрыла 12 тыс. км, отделяющих фолклендские острова от Британских. На протяжении этого периода в Лондоне для отвода глаз подыгрывали государственному секретарю США А. Хейгу в его "посреднических челночных" метаниях между Буэнос-Айресом, Вашингтоном и Лондоном. Англия прямо не отвергала и инициатив латиноамериканских стран, направленных на мирное урегулирование конфликта. Шовинистическая кампания в Англии тем временем достигла своего апогея. Заметим, разгулу шовинизма противились лишь коммунисты, левая часть лейбористского руководства и некоторые видные церковные деятели (например, архиепископ Р. Рэнси. В парламенте только 33 депутата проголосовали против курса правительства. Кстати, в руководстве лейбористов проявились разногласия: если А. Бенн решительно выступал против использования силы для урегулирования конфликта, то Д. Хили поддерживал политику давления на Аргентину. В конце концов, когда курс кабинета на военное решение вопроса уже не мог вызывать сомнений, лидер партии М. Фут отказался - дабы не брать на себя ответственность - от участия в военном кабинете и конфиденциальных консультациях (как принято в кризисных ситуациях) с ним как лидером оппозиции. В стране сознательно разжигали джингоистские страсти - случай, конечно, был уникальный. Лучший предлог повести наступление не столько на Аргентину, сколько на развивавшийся у британцев комплекс неполноценности, трудно было придумать. Поначалу, в первой половине мая 1982 года, многим не было ясно: ограничится ли дело лишь демонстрацией, "дипломатией канонерок" в опереточном варианте, как это было на Ангилье, или Лондон все же решится на вооруженное столкновение. Однако узкому кругу -- военному кабинету и штабам - было уже все ясно. Англия объявила 200-мильную "зону войны" вокруг Фолклендских островов. Началась крупномасштабная операция, охватившая огромную площадь Южной Атлантики. Как писал известный специалист по военным вопросам, профессор Королевского колледжа в Лондоне Лоренс Фридмэн, хотя война не объявлялась, это бы настоящая война. В 1982-1983 годах английские военные расходы впервые после 1968-1969 годов превысили ассигнования на образование. Отборные английские части были брошены против значительно более слабых и хуже вооруженных аргентинских подразделений. И, несмотря на это, а также на помощь США, легкой военной "прогулки" не получилось. Аргентинцы потопили крупные английские военные корабли-ракетоносцы "Шеффилд", "Ковентри", "Дридент", "Антилопа", вспомогательные суда ВМС "Сэр Галлахад", "Сэр Тристрам", огромный контейнеровоз "Атлантик конвейер". Были серьезно повреждены ракетный эсминец "Глазго" и фрегат "Аргонавт", ракетоносцы "Плимут" и "Глэморган". Общие потери английской стороны превысили тысячу человек. В прессе в тот момент высказывались утверждения, что некоторые затонувшие корабли имели на борту ядерные глубинные противолодочные заряды. Тогдашний министр обороны Дж. Нотт не опроверг эти слухи. Говорили и о том, что англичане готовы были нанести ядерный удар по внутренним районам Аргентины ракетами "Поларис" с подводной лодки. 2 мая 1982 г. Англия одержала первую крупную военную победу, которая на протяжении нескольких последующих лет будоражила британское общественное мнение и вскрыла некоторые обычно хорошо замаскированные пружины политики Лондона. В этот день английская атомная подводная лодка "Конкерер" торпедировала аргентинский крейсер "Хенераль Бельграно". Заметим, однако, что крейсер находился вне произвольно объявленной Англией 200 -мильной "зоны войны" и отдалялся от нее. 14 июня 1982 г. Аргентина признала право Англии на владение Фолклендскими островами, потеряв в ходе войны большую часть своих самолетов и другой техники. Дальнейшее продолжение боевых действий Аргентинскими военными потеряло смысл перед фактом подавляющего преимущества со стороны британских вооруженных сил. Вскоре после возвращения Фолклендских островов под британскую корону прекратил существование военный режим в Аргентине, в стране был восстановлен парламентский строй. Многие из членов хунты попали позднее на скамью подсудимых. Президентом республики в октябре 1983 года был избран Рауль Альфонсин, лидер партии "Гражданский радикальный союз". Изменилась ли, однако, под влиянием этих событий позиция Лондона? Вопрос уместный прежде всего потому, что правительство Тэтчер вело военную кампанию в Южной Атлантике, в том числе и под флагом борьбы против "происков тоталитарного режима" Буэнос-Айреса. Годы, последовавшие за событиями, показали, что принципиальных изменений в курсе Лондона не произошло. Правда, между представителями двух стран начались в конце 1983 года переговоры с целью нормализации отношений. Переговоры первоначально протекали в обстановке секретности, причем велись через посредников: интересы Великобритании представляло швейцарское посольство в Буэнос-Айресе, а Аргентины - посольство Бразилии в Лондоне. Однако Англия категорически отказывалась обсуждать вопрос о суверенитете островов, в то время как Аргентина, не настаивая на фактической передаче архипелага под свое управление, предлагала по крайней мере обсудить эту проблему. Лондон отверг и другое аргентинское предложение, а именно: чтобы обеспечение безопасности островов было поручено ООН. Позиция Англии понятна: на Фолклендах в то время уже велось строительство аэродрома для стратегических целей. Лондон, кроме того, упорно не желал снять 200-мильную "зону войны" вокруг архипелага. В январе 1983 года Тэтчер нанесла демонстративный визит на острова. Кабинет тори словно хотел показать, что правительство Альфонсина, выступавшее с позитивными внешнеполитическими инициативами (особенно по обузданию гонки ядерных вооружений), начавшее играть активную роль на международной арене и в движении неприсоединения, - это правительство имеет еще меньше шансов, чем прежний режим, рассчитывать на конструктивную позицию Лондона в территориальном споре. На протяжении двух лет - в 1983-1985 годах - Тэтчер не раз повторяла ставшую почти канонической фразу: "Я не собираюсь вести переговоры о суверенитете Фолклендских островов с кем бы то ни было, они - британские" . Премьер-министр заявила, что какие-либо переговоры могут начаться только тогда, когда Буэнос-Айрес откажется от всех притязаний на суверенитет. Анализ Фолклендской операции и особенно "постфолклендской" политики Англии важен для понимания того, как британские правящие круги представляют себе внешнеполитические задачи страны.

Источник:

Всего комментариев: 2
2 Valera   [Материал]
Действительно очень хорошая работа!автору - +100!

1 MishaTW   [Материал]
Супер! очень хорошо что кто то этим заниметься +1 за статьи!


2008